Зарегистрируйте бизнес в Тинькофф и получите бонусы до 500 000 ₽

Зарегистрируйте бизнес в Тинькофф и получите бонусы до 500 000 ₽

Подробнее
Идеи для бизнесаБизнес с нуляМаркетплейсыВопросы–ответыЖизнь вне работыСправочник
Идеи для бизнесаБизнес с нуляМаркетплейсыВопросы–ответыЖизнь вне работыСправочник

Как запустить бренд особенной одежды и договориться с Ozon на отдельный раздел

Как мама ребенка с ДЦП придумала бренд одежды для детей с инвалидностью, чтобы быстро и красиво одевать сына и помочь другим семьям


Далия Гайнанова

Далия Гайнанова

Основательница бренда адаптивной одежды для детей GT dress

Как мама ребенка с ДЦП придумала бренд одежды для детей с инвалидностью, чтобы быстро и красиво одевать сына и помочь другим семьям


Далия Гайнанова

Далия Гайнанова

Основательница бренда адаптивной одежды для детей GT dress

У Далии Гайнановой сын с ДЦП. Когда ему было пять лет, она убедилась, что одежда для здоровых детей ему больше не подходит, а одежды для детей с особенностями практически нет. Тогда она решила сшить ее сама и заодно помочь мамам, которые тратят по несколько часов в день, чтобы одеть и раздеть ребенка.

Сейчас в команде Далии 15 человек, миллионный оборот в месяц, пара десятков позиций товаров и благодарности от мам, которые могут выходить зимой из дома, потому что теперь у их детей есть удобная теплая обувь. Рассказываем, как Далия не отчаивалась и продолжала делать, что считает нужным.

Это Далия (справа) со своими партнерами

Коротко о бизнесе

КомпанияGT dress
Сфера бизнесаОдежда для детей с ограниченными возможностями здоровья, ДЦП, расстройствами аутистического спектра
Оборот10 млн рублей за 2022 год
Старт работы бизнеса2015 год
ГородКазань
Как найтиВконтакте

Чтобы воспользоваться доступной средой, надо хотя бы одеться

Мой сын Тимур родился с ДЦП. Пока он был малышом, с одеждой проблем не было — выбор детской одежды большой. Я одевала его в грудничковую одежду, повязывала на него яркие, разноцветные слюнявчики.

Когда ему исполнилось пять, мне стало неловко от того, что у моего взрослого сына малышковые слюнявчики — голубой цвет, котики и цветочки смотрелись на ребенке школьного возраста, мягко говоря, не очень. К тому же обхват шеи младенца и пятилетнего мальчика отличаются, поэтому слюнявчики стали еще и маловаты.

С другой одеждой тоже начались проблемы. И они были гораздо серьезнее, чем отсутствие подходящего слюнявчика. Дело в том, что у детей с ДЦП тяжелая спастика — это судороги и спазмы мышц, зачастую регулярные. Из-за них руки и ноги находятся в повышенном тонусе, их очень сложно согнуть и разогнуть. Еще более сложно засунуть такие ноги и руки в штанины и рукава одежды, которую шили на детей.

Как-то одеваться все же приходилось, иногда процесс сборов занимал до двух часов. Представьте: только два часа вы пытаетесь одеться. Такие сборы еще и причиняли Тимуру сильную боль, что тоже очень расстраивало.

Много внимания и финансов вкладывается в доступную среду: дороги, пандусы, реабилитационные центры. Но, чтобы воспользоваться этой доступной средой, надо хотя бы одеться и выйти из дома.

Моя проблема привела к идее — придумать и начать шить специальную одежду для детей с ДЦП и других особенных деток, чтобы экономить свои силы и помочь другим мамам.

Это мои партнеры. Слева Эльмира, справа Лариса. Иногда я целый день провожу на встречах, например со спонсорами, поэтому не представляю, что делала бы без их помощи. Они всегда подстрахуют на производстве, занимаются операционными задачами, разделяют со мной все трудности, а их за эти годы было много

Уборщицы приходили на смену пьяные, дворники просыпали работу

До одежды у меня был опыт бизнеса, но не слишком удачный. Мне было 22 года, я закончила юридический и работала специалистом по гражданским делам в Верховном суде Казани. Работы было много, но не хватало предпринимательской движухи.

Я открыла клининговый бизнес, совмещала с наймом — наняла уборщиц и дворников, нашла клиентов. Мы убирали кафе, ночные клубы, офисы.

У меня не было опыта и денег, поэтому организовать хороший процесс сразу не получилось. Возможно, стоило нанять менеджера, который следил бы за персоналом и снял бы с меня эту заботу, но денег было в обрез, поэтому я делала все сама.

Персонал и был главной проблемой. Уборщицы могли без объяснений не выйти на смену. Было такое, что мне звонил менеджер ресторана в семь утра и говорил, что уборщица пришла на работу пьяная. Дворники должны были выходить на свою точку в шесть утра, а они просыпали. Мне приходилось отпрашиваться в суде, снимать каблуки и белую блузку, надевать перчатки и бежать мыть полы и мести улицы.

Потом родился Тимур, я была привязана к дому и пришлось бросить это дело. Денег на няню не было, сил не осталось. Мне было 25 лет — продержалась я три года. Кажется, что тоже немало.

Единственное, о чем жалею до сих пор, что не продала готовый бизнес — у меня была хорошая клиентская база, можно было выручить какие-то деньги. А я просто доделала все, что обещала заказчикам, и закрылась.

Хотела, чтобы слюнявчик выглядел как модная бандана

История с одеждой для особенных деток началась в 2015 году. Сначала меня атаковали мысли, что раз нет такого предложения — значит, и спроса на такую одежду нет. О проблемах больных детей не говорят на каждом углу, поэтому иногда проскакивает ощущение, будто ты одинок.

Моим стартовым капиталом были 110 000 ₽, которые я выручила за продажу хорошей инвалидной коляски Тимура. Слабоумие и отвага, не иначе. Долгое время таскала Тимура на руках, пока в 2017 году не купила ему новую коляску.

Я купила первую попавшуюся ткань. Посмотрела, что в составе 100%-ный хлопок — значит, ткань хорошая, это же хлопок, для детей самое то. После этого занялась поисками фабрики, которая сшила бы для меня первую партию.

Решила отшить два изделия: боди и слюнявчик на кнопках, или, как мы его еще называем, — нагрудный платок.

Боди для людей с ограниченными возможностями — спасательный круг. Ребенка в боди очень удобно брать на руки, сажать в коляску, из коляски в машину. Одежда не задирается и не оголяет спину. Чаще всего дети-инвалиды в памперсах, а когда кофта задирается и все видят памперс — это не очень приятно, особенно если это 15-летний подросток.

Слюнявчики нужны инвалидам любого возраста, взрослым, которые пережили инсульт, пожилым. Насколько я знаю, когда я начинала свой проект, понятия «слюнявчик для взрослых» не существовало. В 2023 году их тоже не то чтобы легко найти.

Вбейте в интернет-поиске «слюнявчик» или «нагрудник» и вы увидите огромный выбор розовых, голубых, с животными, машинками, куклами. Но это все не то. Я хотела, чтобы слюнявчик выглядел как модная бандана. Чтобы с первого взгляда никто и не понял, для чего это нужно.

Если вбить в поиск «слюнявчик», получите все для малышей
Если вбить в поиск «нагрудный платок», получите платки для мужчин, которые вставляются в карман
А вот такие нагрудники шьем мы. Нагрудник с белыми медведями прекрасно заходит маленьким детям. А для взрослых ребят активно покупают первый и третий варианты. Они подходят взрослым. Со стороны кажется, что на шее платок или бандана

Я нашла фабрику, которая согласилась отшить для меня 500 боди со слюнявчиками. Мы решили сделать так, чтобы слюнявчики крепились к боди и были одним комплектом.

Я принесла на встречу с конструкторами фабрики старое боди Тимура и сказала, что нужна такая же модель, но больше. Что нужны два отверстия под руки, два — под ноги и чтобы застегивалось в паховой области. Короче, объясняла я по-дурацки, потому что сама ничего в этом не понимала.

Лекал боди на фабрике не было. И они не заморачивались — просто отшили какие-то. Сами понимаете, что никто не думал о спастике, об особенности строения тела. Но в оправдание скажу, что это и правда сложная задача.

На руках у меня оказалось 500 боди. Они были деревянными, совсем не тянулись. Большую роль сыграла ткань. Выяснилось, что 100% хлопок не подходит в нашем случае. Чтобы ткань тянулась, в ней должна быть синтетическая часть. Уже потом я изучила множество документов, вычитала, какие нормы для детской одежды, и в следующий раз уже искала хлопковую ткань с 5%-ным содержанием эластана.

Боди подошли в итоге только очень худым детям — их руки могли пролезть в отверстия. Ребятам покрупнее было уже сложно.

Мы начинали с боди и слюнявчика, сейчас на нашем складе десятки позиций — зимние куртки и разные комбинезоны, платья для девочек, костюмы для мам, угги для прогулок

«Далия, ты че, торгашкой стала?»

На протяжении двух лет, до 2017 года, в моем деле почти ничего не происходило. Мне удалось продать и подарить только сто боди. Как наладить каналы продаж, я не понимала, развивать социальные сети не умела.

Я приходила в разные реабилитационные центры, рассказывала свою историю, и некоторые из них разрешали продавать одежду на их территории раз в месяц. Чаще не было смысла, потому что в течение месяца семьи, как правило, не менялись.

Продавала боди за 300 ₽. Знакомые говорили: «Далия, ты че, торгашкой стала?» Сначала было некомфортно, но потом я привыкла и перестала обращать внимание.

Летом 2016 года создала группу во Вконтакте. С этим помог муж подруги, он же сказал, что нужно придумать название бренда. В итоге появился GT dress. В честь моего сына — Гайнанова Тимура.

Вспоминаю сейчас, как несколько лет назад я не могла распродать 500 боди в течение, наверное, двух лет. Сейчас мы продаем до 1200 позиций разной одежды в месяц, и иногда спрос превышает то, что мы успеваем отшивать

«Вот видите дрова, девочки? Ими надо печку топить»

Первые и очень значимые изменения произошли в 2017 году, когда ко мне присоединилась Лариса Вознесенская, сейчас уже моя подруга и партнер.

Лариса была подругой моих друзей. Ее заинтересовала моя история, и она сама вышла на меня и предложила в течение месяца бесплатно помогать с социальными сетями.

У меня тогда по-прежнему оставалось 400 боди — те самые из моей первой партии. Лариса сказала: «Давай сделаем фотографии, снимем видео, на которых ты будешь демонстрировать на Тимуре, как одеть ребенка в боди и снять его, как выглядит нагрудник».

Лариса писала разным организациям, социальным проектам, блогерам во Вконтакте. Многие были готовы помочь и делали посты. На нас стали подписываться люди. До прихода Ларисы в группе было 10 человек, а за месяц стало около 1000.

Лариса задержалась дольше, чем планировала, а потом предложила мне стать партнерами и вместе вкладываться в дело. У нее трое детей, и ей, как маме, очень откликнулась вся эта история.

Ларису не пугало, что проект не приносит денег, наоборот, часто приходится тратить свои и просить в долг у знакомых. Зарплата Ларисы была около 3000 ₽ в месяц. Просто это все, что я могла платить. Хорошо, что нас поддерживали семьи.

Расскажу, что мы делали после того, как стали работать вместе.

Продавали боди. Первое время мы не шили ничего нового, а продавали то, что есть. После пиара у блогеров и других брендов на нас подписалось много мам. Первой нашей победой было, когда в месяц мы продали на 20 000 ₽.

Мамы просили сделать штаны, кофты, слипы, ботинки, верхнюю одежду, комбинезоны. Спрос оказался огромным. Мы вернулись к тому, с чего я начинала все это приключение, — к поискам фабрики.

Искали фабрику. Фабрики отшивают огромные заказы для крупных заказчиков, а тут приходим мы: «Нам нужно 10 боди синего цвета, 10 черного. А еще хотим отшить штаны, но надо только 10 штук, а то вдруг не купят».

Фабрики говорили: «Девочки, у нас нет времени сидеть и кроить вам по одной штучке. Вы либо 300 штук сразу заказываете, либо если 5, то стоимость будет такая». Себестоимость одного боди была бы 3000 ₽. Но моя целевая аудитория — мамы инвалидов, большинство неработающие. Какие еще 3000 ₽ себестоимости?

Тогда Лариса предложила найти помещение и открыть свой цех по пошиву.

Купили оборудование и нашли помещение под цех. Я взяла кредит в банке, что-то еще заняли у друзей, на эти деньги купили прямострочную машинку, оверлок, пресс для установки фурнитуры, это кнопки и люверсы. Стол для раскроя ткани нам подарили благотворители.

Было страшно ввязываться в свое производство, потому что в таком случае мы должны были бы платить зарплаты швеям, а денег было мало. С другой стороны, выхода не было, работать с фабриками было невыгодно.

Помещение сняли на третьем этаже офисного центра. Выбрали его только из-за цены — аренда стоила 12 000 ₽ в месяц. Это все, что мы могли себе позволить.

Отмыли помещение, положили новый линолеум и, только когда начали заезжать, осознали, что оно вообще не подходит для производства. Второй этаж, ступеньки, лифта нет, а у нас тюки с одеждой, ткани и оборудование тяжелые.

А тут еще наступила осень, и стало холодно. Мы спросили, когда включат отопление, а хозяин помещения ответил: «Вот видите дрова, девочки? Ими надо печку топить». Оказалось, что там не было центрального отопления. А мы и не подумали спросить об этом. Мы сбежали из этого помещения, несмотря на депозит за аренду, его нам не вернули.

Потом нашли другое помещение в 20 квадратных метров, тоже неудобное, пытались работать там, но ничего не получалось — было тесно. Через пару месяцев к нам снова повернулась удача. Расскажу дальше.

Проработка зимней одежды, штанов, куртки, стоило нам огромных сил, времени, потраченной ткани. Нужно было учесть миллион деталей: чтобы было тепло, чтобы удобно одевалось, чтобы было удобно ребенку — внизу есть еще другая одежда, памперс. И нет такого, что придумали одну куртку и все. Дорабатываем все постоянно
В день одна швея может отшить две адаптивных куртки или четыре теплых комбинезона из футера. Если кроим слоями на весь размерный ряд, времени на крой уходит меньше, чем если делать индивидуальный пошив

Помещение нашли через Фонд поддержки предпринимательства

Уже шел 2018 год. Знакомый попросил меня сходить на брифинг с министром экономики республики, связанный с проблемами инвалидности в регионе. Девушка, которая должна была задавать вопрос, заболела, а он знал меня и решил, что я хорошо подойду для этой роли.

Я пришла и задала вопрос, связанный с поддержкой инвалидов на рабочих местах. А потом разговор как-то так повернулся, что я начала рассказывать о Тимуре, о своей одежде, о том, как мы не можем найти помещение. На брифинге был мэр Казани, и кто-то из его сотрудников попросил меня остаться после мероприятия.

Мэр сказал, что идея хорошая и через Фонд поддержки предпринимательства мне смогут помочь. Спросил: «Сколько метров помещение нужно?» И я так испугалась, что скажу слишком много и это будет нагло. Подумала, что если сейчас у нас помещение 20 метров — значит, 40 будет замечательно. Мне говорят: «Может, 300?» Я ответила что-то в духе: «Ой, что вы, это слишком много, нам столько не надо». Было дико неудобно.

В итоге Комитет земельных и имущественных отношений выделил нам под производство в безвозмездное пользование на 5 лет помещение 87 квадратных метров. Помещение на первом этаже, с ремонтом. Это оказался отличный вариант. С 2018 года и по настоящий момент мы там и работаем.

Фонд помогал нам еще с сертификацией всей продукции. Все, что от нас требовалось, — предоставить изделия. Дальше сотрудники фонда сами отправляли их в московский сертификационный центр, оплачивали все расходы. Мы получили сертификаты и могли работать по всем правилам.

Мы начинали работу в маленькой комнатушке, в которой еле-еле получилось разместить стол для раскройки и пару машинок. Сейчас у нас полноценный цех, несколько рабочих мест, удобный стол. И все же этого места тоже уже не хватает. Но город предоставил нам новое огромное помещение, куда мы надеемся переехать уже в 2023 году

Создали лекала под детей с разными диагнозами

Не скажу, что с новым помещением дела пошли сразу лучше. Но в чем мы точно преуспели, так это в создании лекал одежды.

В 2019 году у нас появилось первое нормальное лекало боди. На протяжении четырех лет мы тысячу раз переделывали его сами, обращались за консультациями к разным конструкторам одежды, все советовали разное.

Мы кропотливо собирали рекомендации, записывали пожелания родителей.

Лариса долго выписывала объемы детей разных диагнозов и комплекций. Ширина груди, высота от плеча до паха, возраст, рост. Важно было учитывать памперс, который давал дополнительные объемы.

Мы спорили с конструкторами, потому что у них было много теоретических знаний, но они не видели наших детей и не могли адаптировать знания под ситуацию. Благодаря спорам мы нашли решение.

Главная мысль, которую мы учли, — дорабатывать придется постоянно, потому что нет одинаковых детей.

Очень много важной работы делает наш технолог и заведующая производством Венера Ильдусовна. Она распределяет работы между швеями, помогает закройщице с индивидуальным кроем, корректирует лекала, ведет учет продукции, запасов ткани и фурнитуры
На доработку лекала боди ушло почти четыре года. И все равно мы сейчас не можем сказать, что это лекало — идеальное и подходит всем. Дети с особенностями развития очень разные, поэтому мы продолжаем дорабатывать лекала всей одежды в зависимости от запросов и отзывов родителей

Вышли на среднемесячный оборот в 1,2 млн рублей

Осенью 2021 года наши дела наконец-то начали напоминать бизнес. У нас работали постоянные швеи, был стабильный доход с продаж, регулярные заказы.

На февраль 2023 года в нашей команде 15 человек: швеи, закройщица, упаковщик, кладовщик, технолог, офис-менеджер, менеджер по продажам, администратор группы во Вконтакте, SMM-специалист, уборщица, еще нанимаем фотографа. Бухгалтерия у нас на аутсорсе.

В нашем каталоге десятки позиций. Боди, кофты, безрукавки, штаны, пуховики, угги, платья, толстовки, комбинезоны и даже костюмы для мам.

Зимнюю одежду мы конструировали долго, потратили гору ткани. Ребенку должно быть тепло, удобно, под нее должна влезать другая одежда, а что делать с обувью, мы вообще сначала не понимали. Удобные комбинезоны мы тоже придумали не сразу. В итоге пришли к такому варианту с единой молнией наискосок через все тело
Бодики — наша особенная любовь. С них все начиналось. Стараемся шить из разных расцветок, хотя найти разноцветную хорошую ткань непросто. Закупаем ее у разных поставщиков: в Москве, Новороссийске, Иванове, Екатеринбурге

Все подсчеты до сих пор ведем на коленке. Целый год мы убили на то, чтобы разобраться в 1С, и отказались от него. А потом нам сказали, что есть крутая программа специально для производства одежды, с очень удобным подсчетом остатков тканей. Но стоимость лицензии оказалась больше миллиона рублей, пока нам такое не потянуть. Поэтому по-прежнему считаем вручную — на бумаге, в Excel или через чат в Вотсапе.

По цифрам рассуждаем так: себестоимость боди 500 ₽, продаем за 800 ₽ — супер, 300 ₽ наши. Слюнявчики маленькие — 100 ₽, продаем за 200 ₽. Слюнявчики стоят недорого, поэтому можем позволить себе большую наценку.

Мы не включаем в себестоимость траты на бензин и другие подобные расходы. Считаем только пошив и ткань. С точки зрения бизнеса это, возможно, неправильно. Просто мы всегда помним, кто наша целевая аудитория и какие у нее финансовые возможности.

На февраль 2023 года мы шьем до 1200 изделий в месяц, такое количество продаж приносит нам оборот до 1,2 млн рублей в месяц.

Структура каналов продаж, зима 2023 года

КаналДоля в обороте, %
Маркетплейсы10
Вконтакте90

Пример ассортимента компании

ПродукцияСтоимость, ₽
Большой слюнявчик360
Нагрудный платок660
Боди c коротким рукавом750
Боди с длинным рукавом1050
Комбинезон с двумя молниями вдоль тела2500
Мягкие зимние угги3300
Зимние ортопедические брюки6800
Адаптивная куртка для детей с ДЦП7800

Ежемесячные затраты компании, февраль 2023 года

Статья расходовСумма, ₽
Реклама25 000
Коммунальные платежи, обслуживание оборудования, орграсходы100 000
Зарплата на троих: себе и двум партнерам — Ларисе и Эльмире150 000
Подушка безопасности250 000
Закупка тканей и фурнитуры365 000
Зарплаты сотрудникам480 000
Итого: 1 370 000
Сейчас мы производим одежду на все сезоны. На зиму был всегда особый запрос, потому что одеть ребенка на зимнюю прогулку особенно сложно
Бодики и нагрудники никуда не делись. Стараемся не поднимать на них цены

Помогают гранты, тендеры и спонсоры

Все эти годы нас спасает помощь разных людей. Это мои друзья и состоятельные знакомые, руководство республики, спонсоры. Расскажу, что, помимо продаж, помогало и до сих пор помогает нам работать.

Помощь спонсоров. Среди друзей и знакомых есть много предпринимателей. Сначала я боялась просить, а потом перестала. Сейчас могу позвонить состоятельному однокурснику, с которым в последний раз виделись 10 лет назад, рассказать о нашем бренде и попросить нас поддержать.

Бизнес дает деньги, мы на них отшиваем одежду. Потом могут быть разные сценарии: мы продаем эту одежду либо дарим ее детским домам и реабилитационным центрам. Если компания захочет, мы разместим на ней небольшой логотип. Для нас это возможность работать и зарабатывать, для бизнеса — реклама и участие в помощи детям.

Например, в прошлом году нас поддержала сеть кальянных. Лого кальяна на детской одежде мы, конечно, разместить не можем, но сделали небольшие пузырики, получилось здорово.

Еще я придумала такой вариант: спонсор дает деньги, и мы дарим семьям сертификаты, чтобы они сами выбрали одежду. Потом проводим благотворительные обеды с семьями и приглашаем на них спонсоров, чтобы они увидели, что это реальные люди. Например, в январе провели благотворительный обед на 38 семей, каждой семье подарили сертификат на 2000 ₽. Рестораны, кстати, тоже очень поддерживают и не берут с нас денег.

Гранты. Для этого мы создали некоммерческую организацию. Сразу скажу, что мы не собираем через нее пожертвования и ничего не продаем, она нужна только для грантов. Такой вариант порекомендовали в мэрии.

Мы получили грант от Министерства по делам молодежи Республики Татарстан. На грант купили машинку, которая обрабатывает пояса брюк, шорт. Швея тратила на эту работу целый день, а машинка обработает край за считанные минуты. Она стоила 130 500 ₽.

Тендеры. Например, в прошлом году мы заключили контракт с Фондом социального страхования. В индивидуальной программе реабилитации или абилитации инвалида есть ортопедические штаны. Мы предложили взять пошив на себя.

Как это работает: мама ребенка хочет купить у нас штаны → мы продаем штаны и даем вместе с ними специальные документы → мама подает заявление в фонд → фонд возвращает ей потраченные деньги.

Пошив одежды на заказ. К нам может обратиться любая компания и попросить отшить футболки, худи с их логотипами. Недавно к нам пришла Академия тенниса Шамиля Тарпищева и попросила сшить для них 50 футболок, мы на этом заработали 22 500 ₽.

Для нас важно не просто сшить штаны, которые было бы удобно одеть на ребенка. Для нас важно, чтобы одежда была высокого качества. Чтобы были хорошо обработаны края, был ровный шов — за всем этим внимательно следим

Договорились с Ozon, и теперь там есть раздел для людей с особенностями

Основные каналы наших продаж — запрещенная в России соцсеть, Вконтакте, маркетплейсы Wildberries и Ozon.

Наша аудитория давно просила продавать через маркетплейсы, потому что пунктов выдачи много, доставка быстрая. Мы попробовали продавать через KazanExpress, но отклик был слабый. Возможно, это связано с тем, что география маркетплейса небольшая.

На Wildberries и Ozon мы начали продавать весной 2021 года благодаря Центру электронной торговли, который помогает предпринимателям выходить на маркетплейсы. Они завели за нас карточки товаров и еще полгода были с нами на связи.

Мы решили продавать четыре изделия:

  • боди;
  • нагрудные платки;
  • пижамы;
  • теплые костюмы.

Нагрудники очень хорошо зашли на маркетплейсе, в том числе и у родителей здоровых детей. С тех пор ассортимент не меняется, потому что боимся, что не справимся с объемами. Надо увеличивать пошив, а мы ограничены в размерах производства.

Когда мы вышли на маркетплейсы, увидели очень неудобный момент. Там не оказалось специального раздела для людей с особенностями развития. Представьте мужчину 53 лет: он пережил инсульт, и у него есть проблемы со слюнотечением. Он или его близкие наберут в поиске «слюнявчик», и им выпадут розовые и голубые для грудничков. Если вбить «нагрудный платок», то мы получим вообще не то. То есть люди не понимают, как это искать, а если находят, то не то.

Мы решили передоговориться, чтобы на маркетплейсах появились нужные разделы. В этом мне снова помогли знакомства. Нам дали контакты специалистов из Ozon, и мы напрямую написали им, рассказали о такой потребности. Как ни странно, они сразу же согласились и довольно быстро создали подкатегорию. Теперь нас можно найти в разделе «Аптека» → «Товары для реабилитации» → «Адаптивная одежда и аксессуары».

С Wildberries договориться пока не удалось, но мы надеемся, что это получится организовать и там.

С появлением отдельного подраздела семьям людей с инвалидностью будет проще найти нужные товары

Планирую создать пространство для мам и людей с инвалидностью

Наш город предоставил нам бесплатное помещение 220 квадратных метров, мы будем платить только за коммуналку. Планируем в следующем году заехать.

У меня очень большие планы на новое место.

  1. Мы расширим производство и наймем еще больше швей.
  2. На первом этаже откроем игровую комнату для детей.
  3. Привлечем в качестве швей мам особенных детей. Мама будет приходить с ребенком, он останется в детской комнате, а она сможет отработать хотя бы три часа и получить зарплату.
  4. На гранты будем нанимать специалистов, чтобы они следили за детьми, делали им лечебно-профилактический комплекс.
  5. Привлечем к работе людей с инвалидностью. Люди на колясках, например, могут упаковывать товар. Уже потихоньку изучаем вопрос трудоустройства инвалидов.
  6. Сделаем пространства для мам, в которых можно будет заниматься йогой, общаться с психологами, участвовать в мастер-классах.

Считаю одной из главных задач в будущем — работу с мамами. Нужно выводить их из стрессовых ситуации, чтобы они чувствовали себя нормальными женщинами. Я была в такой же ситуации и понимаю, что они чувствуют. Но можно принять ситуацию, в которой ты оказался не по своей вине, и продолжать жить.

Меня до сих пор осуждают за то, что я якобы наживаюсь на инвалидах. Но я давно перестала обращать внимание на хейт. Довольных и благодарных людей все равно в миллион раз больше.

Такой отзыв от родителя — моя лучшая награда. Возможно, со стороны это может показаться странным, но, к сожалению, таких историй тысячи: мамы и папы больных детей не выходят из дома, потому что у ребенка нет подходящей обуви
Расчетный счет для бизнеса

Предложение Тинькофф

Расчетный счет для бизнеса

  • Бесплатное открытие, онлайн. Реквизиты — в день заявки
  • Первые два месяца — бесплатное обслуживание
  • Любые платежи ИП и юрлицам внутри банка — 0 ₽
Узнать больше

АО «Тинькофф Банк», лицензия №2673

Личный опыт
София Стринкевич
София Стринкевич

Героиню статьи мотивируют отзывы с благодарностью от клиентов. А что мотивирует вас?

Наталья Кривоносова

Не совсем поняла механизм поддержки) девушка познакомилась лично с мэром и ей помогли, да связи многое решают, не факт, что если бы она написала о помощи, ей бы дали, мы например, ищем прощение под кондитерский цех, и готовы оплачивать реальную сумму, но помещений с выделенным мощностями в нужном месте, так как сотрудники работают близко практически нет (((

Tatyana Kosach
Tatyana Kosach

Наталья, кондитерский цех и пошив одежды для людей и детей с ОВЗ это две несравнимые вещи! Кондитерских цехов достаточно много и они вполне удовлетворяют потребности населения, а вот цехов по производству адаптивной одежды в России можно по пальцам пересчитать и они не покрывают возможности потребителей. И в данной ситуации преследуется цель помочь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, а не цель получить прибыль от стряпни тортиков.


Больше по теме