Зарегистрируйте бизнес в Тинькофф и получите бонусы до 500 000 Р

Зарегистрируйте бизнес в Тинькофф и получите бонусы до 500 000 Р

Подробнее
Идеи для бизнесаБизнес с нуляМаркетплейсыВопросы–ответыЖизнь вне работыСправочник
Идеи для бизнесаБизнес с нуляМаркетплейсыВопросы–ответыЖизнь вне работыСправочник

Биография: Александр Лысковский

«Мы заменяем живого агронома, живого агрохимика на компьютерную программу»


Поделиться
Поделиться

«Мы заменяем живого агронома, живого агрохимика на компьютерную программу»


Поделиться

Дата рождения:
15.05.1977

Бизнес
iFarm, международная технологическая компания

Сфера бизнеса
Разработка технологий для вертикального земледелия, гидропоники и аэропоники

Предыстория

Александр родился и вырос в Новосибирске в семье программиста. Отец работал в Институте ядерной физики Сибирского отделения РАН. Свою страсть к автоматизации процессов и компьютерам Лысковский связывает именно с детством:

«Когда я собирал железную дорогу, мне нравилось ее собрать сложной: чтобы она заезжала на диван, проходила в тоннеле из подушек, потом нажимать кнопку — и все само едет. То, что я собрал штуку и она сама работает, меня завораживало еще с трех лет. Компьютер — идеальное воплощение этой идеи. Я создал процесс, нажал кнопку, и все само работает». [Источник]

Будущий предприниматель написал свою первую компьютерную игру еще в школе на уроке программирования. Это был арканоид — игра, где шариком нужно разбивать кирпичи, используя передвижную платформу как ракетку.

Александр поступил на факультет информационных технологий Новосибирского государственного университета. Он объясняет свой выбор так:

«В 1994 году компьютеров домашних еще не было. За возможность посидеть рядом с компьютером, которую тебе предоставили, мы готовы были делать что угодно — даже учиться. Сначала в университете ради этого делали вид, что разрабатываем игры, а потом как-то втянулись». [Источник]

Первый бизнес. В 1997 году с другом Сергеем Заниным Александр основал компанию по разработке игр, которую чуть позже назвали Alawar. Днем работали, по вечерам играли в Warcraft и Doom и разрабатывали свои игры «в стол». Для этого с друзьями сняли комнатку в подвале.

Первый большой коммерческий заказ фирма получила, по словам Александра, от бандитов и по совместительству красноярских поставщиков нефтяных труб:

«Бандиты ездили на тонированной „шестерке“, деньги хранили в багажнике. Когда мы с ними познакомились, они достали пару пачек и сказали: „Идите, делайте игру“». [Источник]

Клиенты попросили создать игру по «русскому фэнтези» — книгам красноярского писателя Михаила Успенского о богатыре Жихаре: «Там, где нас нет», «Время Оно», «Кого за смертью посылать». Александр с партнером взялись, разработали игру и назвали ее «Сварог».

Игра Александра и Сергея провалилась в финансовом плане. В 1998 она была готова к релизу, но из-за экономического кризиса заводы в России встали и диски почти не производили. Игру выпустили только через год, но денег с продаж хватило, только чтобы расплатиться с инвесторами.

Первый провал подтолкнул разработчиков взяться за формат shareware — создание простых игр, которые распространяются бесплатно через интернет. Тогда компания делала клоны знаменитых игр. Коммерческий успех принес аналог японской игры Pac-Man — «Пакмания». В 1999 году с продаж этой игры в интернете компания заработала первые 100 000 $ [Источник]:

«Как только на нас вышли правообладатели, мы прекратили продажи, но на вырученные деньги мы сумели создать команду, движки. Потом мы делали оригинальные игры, а не клоны». [Источник]

Одновременно с развитием бизнеса Александр продолжал учиться в университете. А когда закончил его в 2000 году, пошел работать программистом в Институт вычислительной математики и математической геофизики Сибирского отделения РАН. Там с группой ученых занимался моделированием цунами — рассчитывал, как далеко дойдет волна и какой силы будет. При необходимости это помогло бы быстрее эвакуировать людей.

Первые инвестиции. После успеха «Пакмании» в Alawar, компанию Александра, приходили другие разработчики игр. Они просили помочь перевести сайт на английский, подготовить пресс-релиз, провести оплату из-за рубежа. Тогда компания занялась дистрибуцией чужих продуктов. К 2006 году на них работали 70 студий из России и стран СНГ.

Тогда студия-разработчик получала деньги за игру по итогам продаж. То есть после продюсирования и дистрибуции от издателя. В какой-то момент на восточноевропейский рынок компьютерных игр зашел американский издатель Oberon Media. Они начали переманивать студии — не только брали игру на дистрибуцию, но и сразу давали создателям часть денег:

«Они переманили несколько наших ключевых студий-разработчиков. Мы очень этого испугались и стали искать деньги, чтобы тоже давать аванс». [Источник]

В Alawar придумали, как привязывать к себе студии, чтобы не бояться влияния зарубежных конкурентов:

  1. Привлекли деньги от инвестиционного холдинга «Финам». Это позволило давать студиям-разработчикам аванс от 10 000—50 000 $.
  2. Заключили эксклюзивные контракты на разработку сразу несколько игр.
  3. Брали у студий права на интеллектуальную собственность.

Дела пошли в гору. У Аlawar появились игры «Веселая ферма», «Сокровища Монтесумы», Beholder и другие. За 2,5 года Финам увеличил вложенные деньги в четыре раза. В 2010 году их долю выкупила российско-американская компания Almaz Capital Partners.

Как ушел из создания игр. На момент активного управления компанией Лысковским максимальный оборот Alawar в год составлял 24 млн долларов. Но в 2014 году Лысковский отошел от управления — остался мажоритарным акционером с долей 34% и дивидендами около 200 000 $. [Источник] [Источник] [Источник]

Уход с поста гендиректора Александр связывает с профессиональным выгоранием и ошибками в управлении:

«Меня больше не торкали игры, я перестал играть, потерял удовольствие от процесса и стал ошибаться. Акела стал промахиваться. Груз ошибок начал давить на финансовое состояние компании, на меня лично и на совет директоров». [Источник]

Главным факапом предприниматель считает поздний переход компании на формат бесплатных онлайн-игр и мобильных игр:

«Там все настолько быстро меняется. Это было одной из причин, почему я, собственно, и свалил. Я не успевал так быстро перестраивать инертную старую компанию. Она стояла на костылях, которые я сам себе и построил. Это были устаревшие технологии, подходы, бизнес-процессы, офис зачем-то в Новосибирске, а не в Силиконовой долине или в Москве хотя бы. Это все было немножко динозавром». [Источник]

Как стал бизнес-ангелом. С 2009 года Александр Лысковский начинает инвестировать в различные ИТ-проекты на ранней стадии:

«Выбираю проекты совершенно эгоистично. Нахожу историю, которая мне лично интересна, потому что я бы этим пользовался. Если завтра придумают летающее такси и нужно кому-то просто дать денег — я обязательно дам». [Источник]

Предприниматель вложился в восемь ИТ-стартапов, потратил на это 600 000 $. На инвестициях Лысковский суммарно заработал 10—15% годовых. [Источник]

Большая часть стартапов, в которые он вложился, связаны с медициной. Это не случайно:

«Наш шаг в будущее — это оцифровка всего, что происходит вокруг: Quantify Yourself. И еда, и здоровье, и образ жизни, сон. Мы собрали небольшой клуб стартапов в этой области, который скоро начнет интегрироваться». [Источник]

Самым успешным инвест-проектом Александр считает приложение Welltory. Оно с помощью камеры и вспышки сканирует степень прозрачности сосудов указательного пальца человека и определяет, как она меняется из-за сокращений сердца. На основе этих данных сервис дает рекомендации, как улучшить самочувствие и снизить стресс.

Лысковский стал одним из основателей Welltory и вложил на старте 60 000 $. Позже стартап привлек еще 1,5 млн долларов. Но в 2021 году предприниматель продал свою долю, машину, квартиру и часть активов в других компаниях. В сумме выручил 1 млн долларов, который вложил в новый бизнес — компанию iFarm. Еще 7 млн долларов добавили инвесторы. [Источник] [Источник]

Создание iFarm

Идея запустить ферму под управлением искусственного интеллекта пришла Александру в 2017 году в Париже. Он увидел, что в ресторанах используют только свежие овощи и фрукты, которые поставляют местные фермеры со своих круглогодичных теплиц. Предприниматель решил попробовать сделать то же самое в России, но все автоматизировать.

Как начинали бизнес. Александр создал компанию iFarm вместе с партнерами:

  • Максим Чижов — соучредитель проектов IISCI и Virtuality club. Он отвечает за развитие ИТ и маркетинга;
  • Константин Ульянов — кофаундер проектов iDom и «Экоклимат-Нск». Он курирует все, что связано со строительством новых площадей.

Основатели разработали вертикальные фермы для выращивания овощей, ягод и зелени круглый год. Первую салатную ферму открыли в новосибирском Академгородке в 2019 году, вторую — в 2020 году в Москве. В них установили систему автоматического контроля света, тепла, влажности, состава воздуха и режима подачи удобрений.

Половину инженерной команды нашли по комментариям, которые люди оставляли в СМИ под статьями о компании:

«Мы очень любим новосибирский сайт ngs.ru. Они делают нестандартные заголовки с вызовом, а снизу всегда идут странные комментарии. Среди сотен отзывов „Да ну, они идиоты“, „Все это фигня“ иногда попадаются такие: „Вижу, вы применяете белый спектр. На самом деле, это неправильно, я так пробовал — получилось плохо. Попробуйте с желтым“. Мы таких обязательно зовем в гости, все показываем и предлагаем у нас работать». [Источник]

В 2021 компания создала «умную» клубничную теплицу в Новосибирске. Лысковский вложил в ее запуск 100 000 $ из своих накоплений. Первый урожай с 42 кустов был 30 кг ягод. Позже в таких теплицах начали высаживать разные сорта томатов, огурцов и редиса.

Первыми покупателями продукции с ферм и теплиц стали новосибирские кафе «Скворечник» и «Простые рецепты». Первые продажи принесли всего несколько десятков тысяч рублей в месяц.

Кафе и рестораны в Новосибирске и Москве впоследствии стали фокус-группами iFarm. Сотрудники возят в заведения ягоды, зелень и овощи, чтобы их продегустировали местные владельцы и шеф-повара:

«Мы им привозим три помидорки и говорим: „Пожалуйста, скажи, какой вкуснее, какой ты будешь покупать?“ И они говорят: „Этот — ничего. Вот это — только в переработку, а это — вообще больше мне не показывайте“. Так мы тестируем какой-то нестандартный новый сорт». [Источник]

Разработали фермерскую нейросеть. Лысковский с самого начала задумывал бизнес как оцифровку и автоматизацию работы агрономов и агрохимиков. Чтобы ферму можно было запустить в любой точке мира без найма дорогостоящих специалистов. [Источник]

В компании создали Growtune — нейросеть, которую обучали на научных трудах и опыте агрономов из России, Нидерландов и Литвы. На основе библиотеки данных и технологии машинного зрения искусственный интеллект следит за качеством урожая, прогнозирует сроки и снижает себестоимость продукции.

Если растение заболеет, ИИ даст команду сотрудникам чаще его поливать, отселить от остальных ростков, скорректирует температуру в помещении или подкинет зачахшей рассаде дополнительных питательных веществ.

Несмотря на искусственный интеллект, агрономы и биохимики в iFarm все же есть. Они выводят новые сорта овощей и зелени, подбирают разное питание, климат, свет и другие условия.

Открытия исследователей iFarm масштабируются на все фермы. Когда кто-то придумывает, например, как ускорить рост томатов, результаты исследований попадают в облачную платформу Growtune, и происходит автоматический апдейт на всех фермах компании. Действует, как обновление приложения на смартфоне. [Источник] [Источник]

Компания сделала из ИИ отдельный технологический продукт. Систему можно установить как на вертикальные теплицы, созданные по технологии iFarm, так и на объектах с другими автоматизированными системами. В обоих случаях сервис будет работать как Netflix — «по подписке»: поддержка платформы ежемесячно стоит 1,5 $ за каждый посадочный квадратный метр. [Источник] [Источник]

Запуск франшизы. В дальнейшем компания не стала развивать производство салатов, ягод и овощей в промышленных масштабах. Вместо этого сосредоточилась на создании вертикальных ферм «под ключ» по франшизе.

Франшизу на строительство вертикальных ферм запустили в 2018 году. Но за три месяца на постройку таких ферм в России и зарубежом поступило 120 заявок. Предприниматели не были готовы к такому большому спросу: ферма еще выдавала мало продукта и походила скорее на экспериментальную лабораторию площадью 100—500 м².

Выйти на промышленные объемы помогли инвестиции. В компанию вложили деньги три фонда — Gagarin Capital, Impulse VC и IMI.VC, а также 18 бизнес-ангелов, среди которых директора по маркетингу и развитию продуктов Яндекса, HeadHunter, Ozon, Skyeng и других крупных компаний. Общая сумма венчурных инвестиций — 5 млн долларов.

После компания начала расширяться по модели франшизы. Любой может построить вертикальную ферму по технологии iFarm и при этом выпускать продукт под своим брендом. Компания берет деньги с франчайзи за использование своей облачной платформы и искусственного интеллекта, который управляет фермой вместо агронома. В среднем у владельца фермы на оплату платформы и расходников уходит около 6% от оборота. [Источник] [Источник]

Для клиента стоимость запуска вертикальной фермы iFarm составит около 1000 $ за квадратный метр. По оценкам компании, такая ферма окупается через 4—5 лет. [Источник] [Источник]

Что сейчас

Лысковский извлек урок из опыта Alawar и не стал привязывать новый бизнес к Новосибирску. Как только появилась возможность, перенес центральный офис в Финляндию и развивает iFarm уже как международный бренд.

Вертикальные фермы уже действуют или строятся в странах Европы и Азии. Всего в Европе, на Ближнем Востоке и в странах СНГ у компании действуют фермы общей площадью 13 087 м². В месяц они дают 127 тонн салатов, зелени, микрозелени и ягод. [Источник] [Источник] [Источник] [Источник]

Регионы присутствия iFarm

АвстрияНорвегия
АндорраОбъединенные Арабские Эмираты
ГерманияРоссия
ГрецияСаудовская Аравия
ИндияФинляндия
ИндонезияФранция
КатарЧехия
МексикаШвейцария

В России у iFarm три дочерние компании. В 2021 году их общая выручка составила 93,5 млн рублей. Они занимаются обслуживанием и строительством ферм в Красноярске, Казани, Томске, Иркутске, Новосибирске и других городах России. [Источник]

Особое внимание компания уделяет территориям северной части страны и Дальнего Востока — везде, где климат не позволяет активно развивать сельское хозяйство и цена на овощи, зелень и клубнику всегда высокая. Лысковский говорит об этом так:

«Мне хочется накормить те регионы, где нет еды. Не потому что там несчастные люди и им нечего есть. Мне кажется, это промежуточная стадия перед Марсом: прежде чем кормить население планеты, где ничего не растет, нужно задуматься, как мы кормим удаленные города, где нет естественного выращивания и осложнен подвоз». [Источник]

В iFarm есть планы создать платформу для краудинвестинга. Так международная компания хочет помогать тем, у кого есть желание запустить ферму, но нет на это денег. [Источник]

Для этого в iFarm планируют:

  1. Проводить процедуру поручительства за будущего партнера перед инвесторами.
  2. Подключить банки к проектному финансированию.
  3. Договориться о поддержке с лизинговыми компаниями — для приобретения оборудования.
  4. Предоставить потенциальным партнерам возможность вкладываться в запуск ферм как в России, так и в других странах присутствия компании.

По словам Александра, его цель — вытеснить с продуктовых прилавков зарубежный товар, который проходит долгий путь от производителя к покупателю. [Источник]

Индивидуальные условия для среднего и крупного бизнеса

Предложение Тинькофф

Индивидуальные условия для среднего и крупного бизнеса

  • Бесплатные переводы физлицам до 15 млн рублей в месяц
  • Кредиты до 200 млн рублей по специальным ставкам
  • Биржевой овернайт — размещайте свободные деньги на ночь на бирже, возвращайте утром с процентами
Узнать больше
Личный опыт

Найдите больше ответов на вопросы о бизнесе


Больше по теме

Как селлеру с минимальными вложениями выйти на глобальный рынок. Разбор пяти рисков от Everink Tattoo
Как селлеру с минимальными вложениями выйти на глобальный рынок. Разбор пяти рисков от Everink Tattoo

Максим Артюшенков о том, когда нужен всего один глобальный фулфилмент, и о сложностях при выходе на рынки других стран